Сергей Сухорученков: Велоспорт - это 99% потения и 1% гения

Велоспорт · 15 апреля 2013 · 17:10
Сергей Сухорученков, велоспорт, гран-при донецка, Велоспорт
Сергей Сухорученков

Легендарный советский велосипедист, олимпийский чемпион 1980 года Сергей Сухорученков во второй раз посетил “Гран-при Донецка”. В эксклюзивном интервью порталу HotSport.ua ветеран велопорта поделился своими впечатлениями от гонки, а также вспомнил самые важные эпизоды из своей спортивной карьеры

Легендарный советский велосипедист, олимпийский чемпион 1980 года Сергей Сухорученков во второй раз посетил “Гран-при Донецка”. В эксклюзивном интервью порталу HotSport.ua ветеран велопорта поделился своими впечатлениями от гонки, а также вспомнил самые важные эпизоды из своей спортивной карьеры.

— Сергей, вы второй раз в Донецке. С какими эмоциями вы приезжаете в Украину?

— Меня пригласили как почетного гостя. Ощущаю себя немного в непривычной должности. Принимаю участие в гонке как зритель, смотрю на молодых ребят. В прошлый раз, когда я сюда приезжал, гонка была менее представительной. Сейчас это большое гран-при, в заявке которого довольно много команд. Для меня удивительно то, что дело не стоит на месте. Гонка “Гран-при Донецка” стала по-настоящему международной. За ней по-настоящему интересно наблюдать.

— Как считаете, что необходимо Донецку и Украине вцелом, чтобы еще больше зрителей приходило на велосипедные соревнования?


— Основная проблема — отсутствие массового спорта. Если бы в Украине и России было не два-три клуба, а десять, то конкуренция была бы выше. Отсюда берется и зрительский интерес. Сейчас же наблюдается отсутствие конкуренции внутри себя. К примеру, в Италии очень много клубов — у них этот спорт массовый. А у нас? У нас, считайте только одна крупная гонка. Это практически ничего.

Нужно возвращаться к тому, что у нас было. 20 лет назад в СССР было самое передовое развитие спорта в мире. Даже итальянцы на нас равнялись.

ЮНЫЙ ОЛИМПИЕЦ

— Расскажите как прошло ваше детство?

— До 14 лет я провел в деревне, в колхозе Тростном, помогал родителям. В семье было пятеро детей. Пас коров, ходил за плугом. Я и сейчас могу за плугом ходить. Хорошо кошу траву косой. Сейчас езжу к брату, помогаю по хозяйству. Я далеко не оторвался от земли.

— Первый опыт катания на велосипеде помните?

— Первый велосипед был отцовским, и я его разломал. Он был довольно большим для меня — я пытался ездить на нем под рамой. Вот и разбил, за что и получил.

Затем мой брат из Ленинграда, который старше на 10 лет, прислал мне что-то наподобие “Школьника”. На нем я ездил в школу — до нее было целых 3,5 километра. Каждый день в две стороны я проезжал по 7 километров. Зимой велосипед заменялся беговыми лыжами. Можно сказать, что я постоянно находился в движении.

— Вы начали заниматься велоспортом в 13 лет. Было ли это целенаправленным решением, или из разряда “попробую, а там посмотрим”?

— Мой старший брат был тренером. Они решили, что я после 8 классов должен буду приехать в город и начать заниматься велоспортом. Но я об этом, естественно, не знал — у них были свои планы. Когда я приехал к нему в гости, он мне дал гоночный велосипед.

Поехали мы с ним за город покататься. Я проехал около 20 километров и присел отдохнуть. Он мне говорит: “Сергей, тебе нельзя сейчас отдыхать, нужно тренироваться”. А я сказал, что не могу — ноги уже не крутят.

Я покатался месяц в городе. Мне абсолютно там не понравилось и я вернулся назад в деревню. Окончательно закончив 8 классов, понял что, хочу вернуться в город — что-то в моем сердце заиграло. Тогда я осознал, что буду заниматься тем, чем занимались мои братья. Когда я вновь сел на велосипед, понял, что мне дали в руки лопату — нужно работать.

— Как сочетали спорт и образование?

— Тогда проблем с образованием не было. Хочешь, иди в ПТУ, хочешь, — в техникум. Поскольку я заканчивал сельскую школу, я особо не стремился к знаниям. Я больше любил работать. Когда поступил в ПТУ, получил все условия для развития. В учебных заведениях всегда ценились спортсмены, мне всячески помогали. Также я закончил военный институт физкультуры — там также постоянно получал помощь в обучении.

— Велоспорт в какой-то мере считается экзотическим видом спорта. Не было ли мыслей заняться игровыми видами: футболом или хоккеем?

— Нет. Мне с раннего детства были ближе лыжи и коньки. Я не особо люблю смотреть футбол, но когда сам играю, то получаю удовольствие.

Конечно, игровые виды сейчас преобладают. Чтобы посмотреть футбольный матч, нужно прийти на стадион и на этом сложности заканчиваются. А чтобы в живую посмотреть на велоспорт нужно выбираться на край трассы, чтобы в какое-то мгновение увидеть велогонщиков. Поэтому, зрителей в наших странах в этом виде спорта не так уж и много.

— У вас большой опыт езды на велотреке?

— Велотрек мне очень много дал. Считаю, что он обязателен любому велосипедисту в юношеском возрасте. Трек научил меня мгновенно схватывать ситуацию и принимать решения. Особенно в групповой гонке — если ты проморгал секунду, то вернуть позицию очень тяжело.

— Какие гонки вам больше всего запомнились до Олимпийских игр в Москве?

— Очень много гонок. Они все были поучительными. Это все опыт. Когда я был пацаном на треке, отбирался в сборную Ленинграда — все это помогло в дальнейшем. Я помню очень много своих гонок. Даже переживания остались. Помню и победы, которых было не так уж и много.

Велоспорт — это 99% потения и 1% гения. Приходилось очень много работать. Например, чтобы попасть в сборную Ленинграда, необходимо было проявить максимум усилий. Проводилось масса внутренних чемпионатов, было очень много команд. Отбор был жесточайшим, выявлялись лучшие из лучших.

ВАЖНЕЙШИЙ СТАРТ

— Когда поняли, что примите участие в Олимпийских играх?


— До Олимпиады я был уже заслуженным мастером спорта, выиграл “Велогонку Мира”. Эта победа — все равно, что закончить академию наук. Олимпийские игры стали в некотором роде облегчением, так как проходили на родной земле, а дома, как говорится, родные стены помогают.

В тоже время была огромная ответственность. Мое имя до Олимпиады было известным, все смотрели на меня: и болельщики и соперники. Находился постоянно под пристальным вниманием. Я был на вершине счастья, от того, что смог победить и не огорчить болельщиков.

— Какие наставления вам давал тренер (Виктор Капитонов — прим. HotSport.ua) в преддверии олимпийского старта?


— В целом были рабочие установки — как ехать, какую тактику использовать, где атаковать. Но когда мы поехали гонку, я почувствовал, что предложенная схема не сработает. Пришлось ломать систему — я сделал по своему. В итоге все получилось.

— Как провели ночь перед гонкой?

— Спал плохо — сон был поверхностным. Но это нормально. Перед стартами у меня такое постоянно бывало. Я мысленно просматривал варианты гонки. Мандраж также был, но не страшный. Причем, начался он дня за три, четыре. Это нормально — идет внутренний настрой на гонку.

— Были ли какие-нибудь признаки “звездной болезни” после победы в Москве?

— У меня часто об это спрашивают. В велоспорте на шоссе я не знаю гонщика, который страдал бы подобным. Это тяжкий труд, и ты понимаешь, что находишься на вершине лишь на мгновение. А завтра вновь гонка, и вновь тебе приходится доказывать свою силу. Это работа. Это не футбол и не хоккей — там легко стать звездой.

— После Олимпиады вы целых пять лет выступали на высочайшем уровне. Где черпали мотивацию?

— Поле Олимпийских игр была борьба с самим собой, борьба с так называемой старостью. Первым об этом намекнул Капитонов. Он сказал мне, что пора подумать о тренерской карьере. Естественно, я не согласился так рано бросать свое любимое дело. Я все время боролся с бытующим мнением, что я уже старый, пока меня не доконали, что я на самом деле старый (смеется). Я продолжал заниматься велоспортом не благодаря чему-то, а вопреки.

В 36 лет я ушел из спорта, мог бы и дальше продолжать, но у меня уже не было поддержки. В 35 лет, к слову, я выиграл гонку в Чили, на равных соревновался с молодыми ребятами.

ПОСТОЛИМПИЙСКАЯ ЖИЗНЬ

— После завершения карьеры знали, чем будете дальше заниматься? Не было ли мыслей “что я буду дальше делать”?


— Я пережил огромный стресс. Я понял, что мое любимое дело надо прекращать. Я не мог смотреть на велосипед. Я не следил за соревнованиями — мне было безразлично. Такое состояние продолжалось приблизительно три года.

Затем мне предложили стать тренером. После некоторых колебаний, я стал тренировать в своей родной школе “Буривесник”. Занимался с мальчишками, обучал азам велоспорта — тому, с чего сам начинал. Пошла совсем другая интересная жизнь. Позже стал директором школы, а потом она прекратила свое существование.

— По какой причине перестала существовать школа?


— В этом я не виноват (смеется). Когда я был тренером, то все время с чем-то боролся. Доказывал, что нельзя закрывать детско-юношеские школы, а наоборот, — развивать. Я ничего не мог сделать — за один месяц разрушили здание и трек. Это была старейшая школа в Питере. В этой школе я начинал как спортсмен — в нее я пришел, ее история на мне и завершилась.

Национальный спорт должен развивать из маленьких ручейков под видом детско-юношеских школ. Сейчас эта платформа полностью разрушена. И пока я не вижу путей к возвращению былой спортивной программы. Должна быть глубокая государственная поддержка и программа.

— Сможете сравнить ваше поколение велогонщиком с нынешним?

— Раньше была огромная конкуренция. В Советском Союзе было 15 республик. Чемпионат СССР я считал вторым чемпионатом мира. На этот чемпионат приезжали лучшие спортсмены из разных стран СНГ. Стать чемпионом СССР — значить быть притендентом на медали в серьезных соревнованиях.

А сейчас? Чемпион России на чемпионате мира не будет являться прямым фаворитом за призовые места.

— Ваш коллега Джамолидин Абдужапаров в одном из интервью сказал, что его поколение имело лучшую общефизическую подготовку. Согласитесь ли с этим мнением?


— Да, полностью согласен с этим мнением.

— В современном велоспорте одну из ключевых ролей играет тактические построение команд. В ваше время делался ли акцент на тактику?

— Залог успеха — смесь тактики и индивидуального мастерства. Одно без другого просто не может существовать. У нас всегда ставился акцент на побед в командном зачете. Однако, в команде не было таких понятий как “грегари”. Каждый из сборной СССР мог выиграть гонку. Был капитан команды, но при этом каждый из нас знал, что может стать чемпионов.

Если дело завершалось спринтом, то вся команда работала на спринтера. Мы знали, если не поможем ему, то после гонки нам голову снимут.

— Ваша дочь Ольга Забелинская добилась выдающихся успехов на Олимпийских играх. Когда было принято семейное решение, что она пойдет по стопам отца?

— Это лучше спросить у нее. Она целенаправленный и волевой человек. У нее были возможности попробовать себя в других видах спорта.

У нее был трудный путь. Она все-таки женщина, родила двух прекрасных ребят, сейчас ждет и третьего. Она продолжает гонятся, будучи многодетной матерью, не собираясь бросать спорт.

— Перед гонкой на Играх в Лондоне давали ли ей какие-нибудь наставления?


— Были разговоры, но у нее свое представление о гонке. Были конечно и споры. В основном говорили о видах программы, где она потенциально сможет выиграть медаль.

ГЛАВНЫЕ ПРАВИЛА

— Ваше “золотое” правило в спорте?

— Терпение и поменьше слушать внешние замечания. Нужно идти своим путем и не сворачивать с него.

— Как не сломаться после поражения?

— В шоссейном велоспорте поражение может трактоваться по разному. Для меня было главное доехать гонку до конца, не сойдя с дистанции. За год я выходил на 70 стартов. Из них — всего лишь несколько побед. Каждый старт — это опыт, и к звездам, как говорится, нужно рваться через тернии.


Украинские биатлонистки не намерены бойкотировать этап Кубка мира в Тюмени

женская сборная украины по биатлону
Женская сборная Украины по биатлону намерена выступить в девятом этапе Кубка мира в Тюмени, речи о бойкоте не идет.
26.02 / Биатлон

Украинские борцы триумфально выступили на домашнем турнире в Киеве

борьба
В Киеве на минувших выходных состоялся XXII международный турнир по вольной, греко-римской и женской борьбе, посвященный выдающимся борцам и тренерам.
26.02 / Борьба

Тренер женской сборной Украины по биатлону Велепец рассказал о причинах провала на ОИ-2018

урош велепец, олимпийские игры 2018, женская сборная украины по биатлону
Старший тренер женской сборной Украины по биатлону Урош Велепец рассказал о причинах неудачного выступления команды на Олимпийских играх.
26.02 / Олимпийские игры

Украина завоевала золото в стрельбе из пневматического оружия на ЧЕ в Венгрии

стрельба
Украина выиграла первую золотую медаль на чемпионате Европы по стрельбе из пневматического оружия, который проходит в венгерском Дьоре.
26.02 / Новости

Российские хоккеисты наплевали на запрет МОК и спели гимн после победы в финале ОИ-2018

сборная россии по хоккею, олимпийские игры 2018
Игроки сборной России по хоккею спели национальный гимн на церемонии награждения в рамках Олимпиады-2018.
25.02 / Олимпийские игры

Украинка Свитолина уничтожила россиянку Касаткину в финале турнира в Дубае

элина свитолина
Первая ракетка Украины Элина Свитолина завоевала титул на турнире в Дубае, призовой фонд которого составляет 2 млн долларов.
25.02 / WTA
parimatch.com